Как добыть бычка из-под камня

Было это ранней весной. Еще местами лежал потемневший снег, и прибрежные камни, покрывающиеся за ночь ледовой коркой, оттаивали лишь к полудню. Вышли мы с приятелем на берег морского пролива попытать счастья в ловле еще не проснувшегося бычка. Снасть нехитрая: спиннинговое удилище с «инерционкой», чуть выше грузила один или два поводка с большими крючками. В дополнение еще более нехитрая наживка — резаный куриный желудок или резаный шпрот. Самые важные детали экипировки — теплые рукавицы и термос горячего чая. Техника ловли проста — медленно передвигаясь по заваленному камнями берегу, опускаем во все щели приманку (обычно прямо себе под ноги) и, подергивая спиннингом, пытаемся выманить бычка. Если рыба хватает, то очень жадно, да и экземпляры попадаются не «детские», так что часто для извлечения крючка очень часто приходится доставать пассатижи.

И вот в разгар рыбалки мы услышали звук шагов. Оглянувшись, мы увидели — по уже обловленным нами местам «шерстил» какой-то невысокого роста мужичок с непонятной снастью в руках. Одет он был в пальто, на ногах у него были резиновые сапоги. Он смело перемещался по отмелям, прыгал с камня на камень и снова спускался в воду. На облавливание щелей между камнями у него уходили буквально секунды. Я присмотрелся к его снасти и был удивлен: это был кончик бамбукового удилища длиной около 1,5 м, к вершинке которого вместо лески была примотана тонкая и достаточно жесткая проволока общей длиной порядка 15-20 см. Ну а от «техники ловли» и результатов у нас просто рты раскрылись. Или, как сказали бы в Одессе, «челюсти выпали». Движениями, напоминающими ковыряние кочергой в печи, мужичок проверял на наличие бычка норки и щели между камнями с невероятной быстротой. Пойманных бычков он не глядя бросал себе за спину, где из открытого рюкзака выглядывало большое эмалированное ведро. И по звуку падающей добычи было слышно — ведро явно не было полупустым.

Читайте также  Нерест амурского бычка.

Проводив взглядом неожиданного «конкурента», мы переглянулись и с ухмылкой посмотрели в свои ведерки — хоть и крупных, но всего десяток бычков-ротанов на двоих. Ловить как-то сразу расхотелось и мы, собрав на берегу все способное гореть, разожгли костер, с целью обогреться, а заодно и позавтракать. Но дело не дошло еще и до второго бутерброда, как вновь показался виновник перемены в нашем настроении. Приятель, увидев, что мужичок снова к нам приближается, в полголоса произнес фразу из арсенала книжно-киношных разведчиков: «Приглашаем, кормим, обогреваем, вербуем, добываем информацию». Подошедший рыболов от приглашения обогреться у костра не отказался. Я сразупоинтересовался, не замерзли ли у него ноги. Ответ можно было и предугадать: «Быстро ловишь — меньше мерзнешь!» Присев у костра, мужичок представился Савичем и попросил разрешения просушить сапоги. Возражений с нашей стороны, конечно, не было. Быстро пристроив между двух камней свою бамбуковую снасть, Са-вич, сняв сапоги, положил их подошвами к огню, а на удилище развесил портянки. И тут же стал босыми ногами, подобно Будулаю, поправлять головешки в костре. Эту маленькую хитрость из арсенала скаутов я знал уже давно (по молодости часто бывал в походах и экспедициях) — слегка обожженные ступни не мерзнут.

Два полуторалитровых термоса чая и изрядный запас бутербродов (армейская мудрость гласит: «Сытый солдат меньше мерзнет!») способствовали откровенному разговору. Знакомство оказалось очень ценным, так как Савич рассказал много интересного. От него мы узнали: почти все бычки, сидящие в прибрежных норках, — самки. Днем они охраняют свои нерестовые гнезда, а если и передвигаются, то только ночью или в шторм. Причина такой оседлости — ограниченное количество подходящих для нереста мест и опасность быть съеденными морскими птицами. Узнали мы от Савича и о том, что, поймав под камнем бычка, следующего нужно искать не ближе чем в полуметре — в конкурентной борьбе доходит до жестоких схваток за территории, и ближе к весне бычок сильно рассредоточивается по прибрежной территории. Еще одна немаловажная деталь: возвращаться на уже обловленные участки стоит только после хорошего шторма. Иначе большая часть норок будет пуста. Почему проволока предпочтительнее леске? Проволочным, жестко направленным поводком можно проще и быстрее обшаривать норки. К тому же, изгибая проволоку, можно сразу задать направление обследования ниш, норок, щелей. Проволоку Савич предпочитает вольфрамовую — не ржавеет и не блестит. В качестве наживки использует только куриные желудки — они лучше держатся на крючке (одного желудка хватает на несколько рыбалок) и всегда есть в продаже. Когда мы поинтересовались результатами рыбалки, Савич открыл уже зашнурованный рюкзак -затянутое куском оконной тюлевой занавески ведро было полным.

Читайте также  Линь в “надежных руках”.

Это был, конечно, далеко не первый мой опыт ловли прибрежного бычка. Еще в детстве, постоянно экспериментируя, изобретали мы с друзьями различные способы рыбной ловли, чем зачастую удивляли даже взрослых. С улыбкой вспоминается, как мы для наблюдений использовали маску для подводного плавания. Свесившись с низкого причала или прибрежного камня с донкой и маской в руках, часами пребывали часто весьма в неудобных позах. Положив маску на воду (эффект сравнимый с поляризационными очками), мы познавали подводный мир, одновременно изучая повадки рыб. Еще тогда нами было замечено, что бычки чаще сидят под камнями, в щелях и норках, выскакивая из укрытия за проплывающими мимо рачками или мальками. В зимнее время и ранней весной, когда бычкам приходится охранять свои нерестовые укрытия, и потому их рацион скуден, желудок этой морской рыбешки забит мелкими мидиями, которые очень долго перевариваются из-за твердых створок ракушки. Ближе к лету отнерестившиеся самки уже более терпимо относятся к сородичам, селящимся близко от их норок. Места обитания бычка в это время определить легко, особенно если воспользоваться поляризационными очками — подходы к норкам тщательно очищены от мусора, камней, ракушек и даже водорослей, и в первую очередь от пресловутой травы «липуна», скорее всего попадающей в жабры во время дыхания.