Безвыходных ситуаций не бывает

Из-за приверженности к ловле хищника любительским ужением белой рыбы я занимаюсь нечасто, только в отпуске, вдали от многолюдья. Место рыбалки — довольно глубокое протечное озеро, подпитываемое подводными ключами и лесными ручейками. Хотя заметного течения нет, вода в нем почти не цветет. Дно неровное, с резкими перепадами глубин до 6-8 метров. Правый берег пологий, сильно зарастающий кувшинками, лилиями и другими более мелкими водорослями, левый — крутой, с обрывистыми отмелями, отступающими от берега в некоторых местах на 5-10 метров. На них тоже изобилие водной растительности. Некогда очень богатое рыбой, озеро теперь обеднело: тут и рыболовный прессинг своих и приезжающих «сетевиков», и сбрасываемые в водоем вредные отходы.

Прежде чем приступать непосредственно к ловле белой рыбы, начинаю за неделю ее приваживать в заранее выбранном глубоком месте. В качестве привады использую гранулы комбикорма, пареную в термосе перловку, катыши мятого хлеба величиной с вишню и прочие зачерствевшие отходы от стола в виде каш и выпекаемых ежедневно для гостя кулинарных изделий. Только в отпуске, живя около водоема, имею такую редкую возможность ежедневного приваживания рыбы в одно и то же время. Готовые привады и прикормки использую в очень ограниченном количестве. Привожу с собой обычно пачек 5-6 «Фишки» или «Шелса» и добавляю «для запаха» к комбикорму и кашам. Понимаю, что мало, но больше из Киева за сотни километров ручным багажом не привезешь. Да и не на соревнования еду, на отдых. Вот и приходится обходиться в основном подручными средствами.

Местные удильщики приваживанием и прикормкой рыбы при ловле поплавчанкой вообще не занимаются, удят, как мы когда-то в далеком послевоенном детстве. Сейчас они почти вообще перешли на ловлю сетями, а редкие удильщики, в основном старики и дети, продолжают ловить по-старому, с частой сменой мест. Поймают две-три рыбки, и клев прекращается — ничто не удерживает потревоженную рыбу на месте ловли, и она отходит. Сместится рыболов на 5-10 метров вдоль берега, и опять все повторяется. Так и ходит он за своей ускользающей удачей, пока к полудню клев не прекратится полностью.

На прикормленном месте сразу за кувшинками начинается резкий свал со ступенчатым изменением глубины от одного до пяти метров. Дно глинистое с ракушечником. Ужение с установленной на свале лодки поплавочной удочкой со дна, особенно при встречном ветре, затруднено. Выставленная глубина ловли оказывается рабочей лишь на небольшом участке. Даже при незначительном перемещении поплавка ветром глубина меняется резко, и регулировка нарушается. Крючок с грузилом-подпаском цепляются за выступы дна, часто сбивая растительную насадку, и эффективность ловли падает. Моя многолетняя практика ужения в таких местах показала преимущества другого, беспоплавочного способа ловли. Он известен многим, хотя широко и не распространен.

Для этого пятиметровую телескопическую удочку с проводными кольцами дополнительно оснащаю боковым кивком из витой пружинки и легкой проводочной катушкой с достаточным для вываживания крупной рыбы запасом лески. Сгибающийся во всех направлениях кивок из витой пружины предпочтительней, поскольку поклевки белой рыбы случаются при разных направлениях вытянутой лески, а не только при вертикальном положении, как зимой в лунке. Поплавка и грузил нет. Есть лишь средняя мормышка на конце лески и дополнительный поводок с крючком. Поводок длиной 12-15 см привязываю в 8-10 сантиметрах выше мормышки. Основная леска и поводок одного сечения — 0,15 мм. При перемещении мормышки по дну крючок на поводке тянется сзади, в 3-5 см от нее. При незначительном отрыве мормышки от дна крючок на поводке продолжает оставаться на дне. Пружинный кивок легко фиксирует отрыв и касание мормышкой дна и все, даже очень осторожные, поклевки рыбы. Важно только, чтобы леска всегда была натянута, а кивок полусогнут, то есть был всегда в напряженном состоянии, даже если мормышка лежит на дне. Для этого удилище приходится постоянно держать в руках, и требование к легкости удилища становится очень важным.

Читайте также  Тест-драйв

Сразу после заброса, удерживая вершинку удилища в 5-10 см над водой, жду, когда мормышка и крючок с наживками достигнут дна. Затем медленным движением удилища сначала вверх до вертикального положения лески, а потом по очереди в одну из сторон перемещаю мормышку и крючок по дну в пределах прикормленного сектора лов-
ли. Перемещения очень медленные, не более сантиметра за одну-две секунды. При поклевке леща кивок выпрямляется и застывает в таком положении даже при легком покачивании вершинкой удилища. Другая рыба чаще сгибает кивок, хотя при поклевке во время погружения насадки может и поднять его.

Лещ охотнее берет на красного червя, выдержанного в банке со мхом, но не отказывается и от растительных насадок. Неоднократно мне приходилось его ловить и на катыши мятого белого хлеба с запахом растительного масла. Брал наживку и на мормышке, и на отдельном крючке, а однажды умудрился взять на обе сразу.

Терпеливая ловля со дна в расчете на леща на этот раз не оправдывалась. Никаких признаков леща, хотя с начала приваживания уже прошла неделя. По-видимому, отпугиваемый систематически выставляемыми вдоль берега в мое отсутствие сетями он к месту прикормки подходить боялся. Дважды местные рыболовы по утрам снимали в моем присутствии с прикормленного места полупустые сети, леща в них не было. На мою просьбу хотя бы временно не ставить на месте ловли сетей, реагировали доброжелательно, но ставить продолжали. Понимая, что борьба с «сетевиками» за леща проиграна, на третьей рыбалке решил перейти на ловлю плотвы (сороги). Она не так пуглива и на прикормку более отзывчива.

Снасть менять не стал, надежда навстречу с лещом полностью еще не угасла. После выбрасывания в сектор заброса прикормки (двух-трех горстей пареной перловки, смешанных с панировочными сухарями, одной пригоршни размельченных гранул комбикорма и двух-трех размятых ломтей тут же вымоченного хлеба) мелкая рыба не заставляла себя ждать. Через пять минут она уже начинала упорно гонять по поверхности воды порой всплывающие кусочки от недостаточно размокших корок хлеба. Ловил на катыши мятого хлеба величиной чуть больше самой крупной горошины. Каждый заброс во время погружения приманки сопровождался пустыми поклевками. Видя по вибрирующему кивку, как рыба интенсивно и безрезультатно атакует быстро опускающиеся на дно мормышку и крючок с хлебными катышами, решил ей помочь.
Заменил среднюю по величине мормышку на малую, а крючок на укороченном до 5 см поводке — с десятого номера на пятнадцатый. Боковой кивок тоже поменял на более мягкий. Картина сразу изменилась. Мелкие хлебные шарики величиной с горошину стали доступны собравшейся на прикормку плотве. Появились результативные поклевки.

Забрасываю мормышку на дальность вытянутой лески, равной длине удилища. В таком положении леска сильнее препятствует снижению насадки, и у плотвы больше времени для ее атаки. Кивок напряжен, слегка согнут от веса тонущих мормышки и крючка с насадками и при каждой попытке рыбы удержать одну из них выпрямляется. Продержался кивок в выпрямленном положении хотя бы одну секунду, надо подсекать — рыба взяла хлебный шарик в рот и пытается его проглотить. Если она взяла шарик полностью в рот, то и небольшое запаздывание с подсечкой вреда не приносит, не считая возрастающих трудностей с извлечением проглоченного крючка.

Мелкая плотвичка не может взять шарик в рот полностью и удерживает его за край, отщипывая помаленькому кусочку. Это хорошо видно на вытащенной после неудачной подсечки насадке. Откусив один раз, она роняет насадку и тут же атакует снова. Так продолжается до тех пор, пока насадка не ляжет на дно или не повиснет на леске. К неподвижной насадке она почти равнодушна. Кивок при таких манипуляциях мелкой рыбы не застывает в выпрямленном положении, а постоянно вздрагивает, сгибается и выпрямляется. Подсекать бесполезно. Остается только ждать, когда он застынет в выпрямленном или чрезмерно согнутом положении хотя бы на секунду. Застыл выпрямленный кивок — рыба подхватила насадку и стоит на одном месте или поднимается с ней вверх. В согнутом положении кивок пребывает, когда рыба взяла приманку полностью в рот и движется в каком-либо направлении, натягивая леску. Подсекать надо сразу после секундной стабилизации кивка в одном из этих положений.

Читайте также  По последнему льду

Подсечка при ловле на хлебные насадки, по моему опыту, не должна быть резкой, особенно если крючок спрятан в приманку полностью. Равномерный, слегка ускоренный подъем удилища вверх будет остаточным. Ослабление лески недопустимо. При такой ловле важно, чтобы мятый хлеб, «мастырка» (тестообразная масса из манки и гороха), тесто или другая растительная насадка были определенной консистентности, достаточно вязкими и плотными. Если хлебный шарик очень мягкий, то плохо держится на крючке, и мелкая плотва, стараясь отщипнуть часть катыша, срывает его целиком. Твердую насадку, особенно с обнаженным жалом крючка, рыба берет неохотно. Плотный шарик будет «по зубам» только крупным экземплярам, которые не всегда могут опередить проворную молодь, да и спрятанный крючок при подсечке выходит из него с трудом, а потому и число пустых поклевок растет. Нормальной плотности мякиш довольно хорошо держится на крючке и при откусывании молодью маленьких кусочков, остается на нем до тех пор, пока оставшаяся часть не поместится у нее во рту полностью. При достаточной выдержке рыболова поклевка оказывается результативной. При подсечке рыбы, взявшей такой катыш в рот, крючок из него выходит наружу свободно и впивается в полость рта легко.

Для получения нужной консистенции я поступаю так. Перед рыбалкой тщательно наминаю смоченный в молоке белый хлеб и слегка сдабриваю его подсолнечным маслом (и запах приятный, и к рукам не так сильно липнет), заведомо делая мякиш твердоватым. Заворачиваю его в чистую тряпицу и кладу в целлофановый пакет. Катыша с кулак вели-
чиной вполне достаточно для одной рыбалки. На месте ловли отделяю третью часть и разминаю смоченными в воде руками. Руки смачиваю до тех пор, пока не получу насадку оптимальной консистенции. Ее качество проверяю в процессе ловли. Если насадка получилась очень мягкой и плохо держится на крючке, есть возможность исправить ошибку. Достаточно смешать ее с частью оставшейся твердоватой насадки. Плохо размягченную насадку можно дополнительно размять мокрыми руками. Опыт приготовления насадки нужной консистентности приобретается быстро.

Благодаря принятым мерам плотва стала ловиться неплохо. Но пустых поклевок все же оставалось довольно много. Если рыба захватывала падающую насадку в рот и останавливалась, все было хорошо — она засекалась. А когда плотва атаковала насадку в движении, без остановки, кивок резко сгибался, практически мгновенно отклоняясь до упора, на полную амплитуду, леска натягивалась, и шарик выпадал у рыбы изо рта. Сам шарик выпадал под действием натянувшейся лески или его выплевывала рыба, почувствовав сопротивление, сказать трудно, но результат был всегда одинаков: нет на крючке ни рыбы, ни насадки. Свободного хода кивка, а это 5-7 см, явно не хватало. Чтобы рыба успела проглотить насадку, надо каким-то образом увеличивать свободный ход кивка. Но как это сделать?

Пытаюсь не фиксировать катушку, оставлять ее открытой, а зажимаю рукой в момент подсечки. Не помогает. Леска, как ни странно, при резком сгибании кивка свободно не вытягивается — большое сопротивление в катушке, кольцах и боковом кивке. Пробую исключить катушку, делаю свободную петлю (провис лески) между катушкой и первым кольцом -результат тот же. Лишь при уверенной поклевке плотвы массой более 150-200 г этот прием «срабатывал».

Следующим шагом в доработке снасти был отказ от мормышки, замена ее крючком. В итоге — два поводка, два крючка. Один поводок короче на два-три сантиметра. Два насажанных на крючки катыша хлебного мякиша имели достаточный для заброса вес, зато снижались они медленнее, предоставляя рыбе больше времени для клева. Появились даже «дуплеты». Снижение становилось еще медленнее, когда на крючках были не шарики, а маленькие приплюснутые лепешки. Опускались такие насадки с покачиванием, с переваливанием с боку на бок. Глубина ловли у крутого свала составляла 4—5 м, и планирование их на натянутой леске длилось довольно долго. По-видимому, лепешки оказались менее удобны для заглатывания рыбе, чем шарики, и пустых поклевок на них было больше. Пришлось от них отказаться.

Читайте также  Необходимая составляющая

К следующей рыбалке дополнительно увеличить время снижения приманок удалось еще за счет придания леске плавучести. Протянуть леску, обернутую вокруг парафиновой свечи, и слегка протереть ее тряпочкой — труда не составило. Увеличение плавучести лески позволило и решить проблему с увеличением свободного хода кивка. И вот как.
Забросив леску с приманкой навытяжку, легким поднятием удилища вверх подтягиваю ее на себя с таким расчетом, чтобы между кивком и лежащей на воде частью лески, утягиваемой тонущими насадками вниз, оставалась небольшая петля (провис). Кончик удилища опускаю и держу на высоте 0,5 м от воды. Поклевку наблюдаю не по кивку, а по поведению свисающей и частично лежащей на воде лески. Очень интересное занятие, требующее пристального внимания и хорошего зрения.

Сразу после заброса, пока нет поклевки, леска тянется вниз насадками равномерно. Петля у вершинки удилища медленно укорачивается, пока вся леска постепенно не уйдет под воду и леска не натянется. При поклевке рыба подхватывает насадку, и леска сразу останавливается. Секундная выдержка, и если движение лески не возобновилось, подсекаю, ускоренно поднимая удилище вверх. Иногда приходится поднимать удилище почти на полную высоту, прежде чем почувствуешь рыбу. Все зависит от глубины, на которой она взяла насадку, и от направления ее дальнейшего движения.

Легко зафиксировать поклевку и тогда, когда рыба берет насадку сходу, без остановки. Хорошо видно, как леска начинает ускоренно уходить под воду, на глазах убирая искусственно созданную петлю. Ничто не мешает рыбе заглатывать насадку во время движения, свободный ход лески большой, натяжение — слабее не бывает. Равномерно поднимаю удилище вверх, рыба на крючке. Как только насадка опускается на дно или повисает неподвижно над ним, интерес плотвы к ней резко падает. Она предпочитает движущуюся, медленно тонущую насадку. Дальше продолжаю проводку по дну в надежде на поклевку леща. Приманку веду медленно, с остановками после каждого подъема на очередной уступ.

Для поддержания активности рыбы и удержания ее в зоне ловли периодически подбрасываю в облавливаемый сектор горсть смоченного, раздробленного и смешанного с панировочными сухарями комбикорма, дающего муть и медленно тонущие мелкие твердые частицы, или горсть крошек смятого в ладони размоченного хлеба. При использовании такой растительной привады и прикормки плотва перестает клевать на червя совершенно. Из двух предлагаемых одновременно на соседних крючках насадок она выбирает растительную. Не могу сказать о мотыле и ручейнике — любимых лакомствах плотвы, у меня их не было.

Погода стояла жаркая, безветренная. Частые выходы на рыбалку с доработанной под конкретные условия снастью и выбранный способ ловли оправдали себя. Местные удильщики, а «сетевики» особенно, не скрывали своего удивления, видя мои стабильные уловы «живого серебра». После моего ухода с озера они тут же ставили сети на прикормленное место, в чем мне не раз приходилось убеждаться при последующих выходах.

В ветреную погоду из-за волн и качки лодки обнаружение поклевки по поведению лески затруднено, эффективность ловли снижается. Поэтому чаще приходится забрасывать насадку на полную вытяжку лески и за поведением рыбы следить по кивку.
Если кто-то из вас, уважаемые рыболовы, окажется в аналогичных «экстремальных» условиях, попробуйте половить плотву таким любительским, неоднократно испытанным мной способом, думаю, не пожалеете.